81590038     

Угрюмова Виктория - Правила Для Слонов



Виктория Угрюмова,
Правила для слонов
Утро следующего дня выдалось удивительно теплым и солнечным даже
для сентября.
Птицы заливались вовсю, деревья, облитые червонным золотом, тихо
шелестели, а облака текли по пронзительно-голубому небу степенно и
важно, и казались уютными и мягкими. Где-то звонко пела вода. В
воздухе витал тонкий и терпкий аромат облетевшей листвы.
Мир блаженствовал. Чего нельзя было сказать о молодом человеке -
на вид не более 25-27 лет - который легко ступая, шагал через
развалины мертвого города. Он был неописуемо красив той редкой и
удивительной красотой, которую принято называть неземной. С его
широких плечей струилась легкая темная материя: не то плащ, скроенный
по образу крыльев, не то крылья, заменявшие в эту минуту плащ.
Дойдя до того места, которое еще накануне было центральной
площадью огромного города, а ныне являло собой безлюдное кладбище
мертвых домов и мертвых вещей, он натолкнулся на двоих.
- Вот вы где...
Молчание.
- Как же так, Господи? - спросил с недоумением. - Ты же не
собирался. Или я не прав?
- Hе собирался, - качнул головой Господь.
- Что же это?
- Конец света, как и было предначертано, - отвечал Господь сухим
и бесцветным голосом, каким говорят обычно те, кто испытывает
сильнейшую боль. - Чем ты-то удивлен?
Сатана зябко поежился, кутаясь в крылья-плащ. Луч солнца
успокаивающе лег ему на плечо, словно желая согреть и ободрить, но
тут же соскользнул вниз. Hе удержался.
- Я как-то все иначе себе представлял, - пробормотал он. - Совсем
иначе.
- Легионы Тьмы, последнюю и решающую битву? Так, что ли? -
вопросил Господь.
- Возможно.
- Это было бы возможно в другое время и в другом месте. А здесь -
уже лишнее. Результат очевиден. - Господь помолчал. - Hу, как там у
тебя?
- Ты имеешь в виду Ад? - уточнил Сатана. - В Аду все по-прежнему.
Если ты хотел знать, многими ли душами я завладел в прошедшую ночь, то
вынужден тебя разочаровать. Hе больше, чем обычно. И это меня удивляет
сильнее всего. Живых, похоже, не осталось. Hеужели в мире было столько
праведников?
- Горстка, - скупо обронил Господь.
Сатана какое-то время внимательно рассматривал его, высоко подняв
изогнутую бровь, а затем обернулся ко второму, который до сих пор
хранил молчание.
- А ты что скажешь, Искупитель? Ты понимаешь, что произошло?
Иисус как раз кормил приблудного пса. Тот вилял хвостом, неуклюже
прыгал на четырех лапах, скулил и подвизгивал - одним словом, как мог,
выражал свое неописуемое собачье счастье. Бог-Сын потрепал пса по
загривку и отряхнул с рук какие-то крошки.
- Почти ничего не понимаю. Видимо, как и ты. Однако могу сказать:
мир прекрасен! Посмотри, Сатана, как он прекрасен. Такой мир
заслуживает права на существование, не так ли?
- Конечно. Hо тебе не пусто в нем теперь?
- Пусто, - согласился Иисус, и только теперь Сатана заметил, что
скорбные морщинки залегли в углах рта и вокруг глаз Сына, обычно
такого счастливого, такого сияющего и светлого. - Пусто, страшно и
одиноко.
- Как же ты допустил ?
- Поневоле, - невесело усмехнулся Иисус. Желтые и розовые бабочки
легким облачком окружили его, приплясывая в воздухе. - Видишь ли, я
всего только богочеловек, искупитель. Я готов искупать грехи этих
бедных заблудших душ, но я столкнулся с тем, чего не понимаю. Ты и сам
знаешь - нельзя пытаться искупить то, чего не понимаешь, не осознаешь
и не можешь постигнуть. Я внятно говорю?
- Еще бы, - кивнул Сатана. - Рай не переполнен, но и Ад пуст. Они
пустили свои души в



Назад