81590038     

Успенский Глеб - Книжка Чеков



ГЛЕБ УСПЕНСКИЙ
КНИЖКА ЧЕКОВ
(Эпизод из жизни недоимщиков)
I
Иван Кузьмич Мясников, купец и фабрикант, покончив дела, за которыми
нарочно приезжал в губернский город, возвратился в грязноватый нумер
грязноватой гостиницы, приказал запрягать лошадей и стал собираться в
дорогу.
- Что ж, Иван Кузьмич, мало погостили у нас? - помогая уложить весьма
небольшое количество вещей отъезжавшего, говорил трактирный слуга. -
Право, совсем и не погуляли в городе-то...
- Нагуляюсь потом. Слава богу, хоть отделался.
- Всё ли благополучно покончили?
- Всё!., хорошо! На-ко вот погляди эту штучку.
Мясников вынул из-под жилета и подал коридорному какую-то маленькую
книжку, которую тот с недоумением взял в руки и долго с тем же недоумением
смотрел на нее.
- Это что же будет? - спросил наконец коридорный.
- А это, друг любезный, - с довольным и веселым лицом проговорил
Мясников, - эта штучка стоит пятнадцать тысяч рубликов! Вот что это такое!
- Этакая муха? Пятнадцать тысяч?..
- Да-да, муха, пятнадцать тысяч... Как ты думаешь? Что?
- Да тут все бумага... все одно, как книжка... Тут денег-то нет
нисколько...
- То-то вот и хорошо!.. Поди-ко узнай, что это - деньги!..
Чистая бумага, а пятнадцать тысяч в ней весу!.. Называется - чек!
При этом слове лакей повернул перед собой книжку, поглядел на нее с
другого бока и уставил ничего не понимающие глаза на купца.
- Это видишь что... Сейчас ты отодрал лоскут и получай деньги!.. -
пробовал было объяснить Мясников, но так как и при этом коридорный ровно
ничего не понял, то хозяин книжки чеков должен был начать рассказывать ему
банковые дела со всеми подробностями. Нельзя сказать, чтобы изложение этих
дел, продолжавшееся довольно долго, уяснило коридорному значение книжонки,
которую он не переставал держать в своих руках, по временам останавливая
на ней внимательный взгляд, тем не менее, когда речь купца была наконец
кончена, коридорный вздохнул и в каком-то раздумье произнес:
- Да-да!.. Мала-мала штучка, а какую прорву денег вобрала!
Это выражение очень понравилось хозяину книжки.
- Питательная книжка, точно! Именно что впитала!
- Пятнадцать тысяч! - продолжал коридорный: - ведь это в старые годы
деревня, да сколько душ крестьян, да лесу...
И этакая-то муха слопала!
Слуга замотал головою в знак полного недоумения и отдал книжку купцу,
который, продолжая быть вполне довольным, спрятал ее опять под жилет.
- Грехи-грехи! - почему-то пришло коридорному в голову.
Разговор был прерван появлением кучера, который доложил, что все готово.
II
Через час тележка, в которой, закутавшись в мерлушечью шубу (на случай
ночных осенних заморозков), сидел Мясников, ехала далеко за городом по
проселочной дороге. Иван Кузьмич дремал, болтая головой справа налево и
спереди назад. По временам он шарил у себя на груди под шубой, желая
удостовериться, тут ли книжка, и всякий раз, когда рука ощупывала ее, ему
почему-то тотчас же припоминалось выражение трактирного слуги: "вобрала";
это слово оживляло его и заставляло невольно припоминать, что именно она
вобрала в себя. Но чем яснее представлялись ему составные части этих тысяч
и этой книжонки, которая так искусно всосала их, тем менее хотелось спать
и становилось как-то скучнее.
Однажды Иван Кузьмич даже вздохнул.
Отчего это? Неужто книжонка "вобрала" в самом деле уж очень много? С
другой стороны, неужели в самом деле Иваном Кузьмичом положено в эту
книжку так много труда, что мысль об этом труде, явившаяся вслед за
вздохом, совершенно



Назад