81590038     

Успенский Лев - Шальмугровое Яблоко



ЛЕВ УСПЕНСКИЙ
Шальмугровое яблоко
ГЛАВА I. ТАЙНА ГЛАВБУХА КОНОПЛЕВА*
ГЛАВА II. ОТ СМЕШНОГО ДО ВЕЛИКОГО...*
ГЛАВА III. БЕЗДНЫ МРАЧНОЙ НА КРАЮ...*
ГЛАВА IV. ОТ ВЕЛИКОГО... ДО СМЕШНОГО*
ГЛАВА V. УЛИЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ*
ГЛАВА VI. В ЦАРСТВО ЗОЛОТОЛИКОЙ*
ГЛАВА VII. ВО ИМЯ ТУК-КХАИ ВЕЛИКОГО*
ГЛАВА VIII. О-ВАНГ НА КАНОНЕРСКОМ ОСТРОВЕ*
И сказал Царь: "В сих лесах заложу я город и нареку его Калавагара, ибо во
спасение людям дали боги древо, именуемое Шальмугра, или Калав..."
Индийская легенда
"ПАСПОРТ ПА XXIII 725449"
Действителен по 1.IV 1955 года.
Имя, отчество, фамилия:
КОНОПЛЕВ АНДРЕИ АНДРЕЕВИЧ
Время рождения: 1904 год 31 июля
Место рождения: г. Ржев
Кем выдан паспорт:
35-м отделением ЛГМ.
ГЛАВА I
ТАЙНА ГЛАВБУХА КОНОПЛЕВА
19 сентября 1945 года в Ленинграде, на стадионе "Динамо", во время упорной
борьбы между командами "Зенит" и МВО бухгалтер артели "Ленэмальер-Цветэмаль"
Андрей Андреевич Коноплев, опустив руку в правый боковой карман своего
песочного цвета летнего пальто (он хотел достать носовой платок, чтобы отереть
с лица пот своего чрезмерного болельщичества), нащупал в кармане незнакомый
круглый предмет - что-то вроде мандарина, завернутого в листик плотной
хрустящей бумаги. С удивлением вынув эту вещь, главбух Коноплев, мужчина
немолодой, но еще видный, ярый любитель и футбола, и всевозможных других видов
спорта, болеющий с ожесточением за "Зенит", некоторое время недоуменно смотрел
на нее.
Бумажка - вроде тех, в которых, бывало, еще до революции, в коноплевской
нежной юности, привозили из-за границы апельсины, - полупрозрачная, с каким-то
неясным рисунком по ней, развернулась. И на ладони Коноплева лежал неведомо
откуда взявшийся плод, вроде яблока или, может быть, недозрелого граната, но
покрытый пушком, как персик. От его тонкой кожицы шло легкое, диковатое
благоухание. Указательный и большой пальцы Коноплева чуть-чуть липли, точно
прикоснувшись к цветку "смолянке". Бумажный листок, довольно помятый, казался
капельку промасленным, этой смолкой. А поперек него, поверх неясных рисунков,
виднелись косые штрихи сделанной крупным почерком синей карандашной надписи:
"ЭТО - ПЕРВОЕ, - удивляясь все больше и больше, прочел Андрей Андреевич. -
В день ТРЕТЬЕГО ТЫ ПРИДЕШЬ КО МНЕ, ЗОЛОТОЛИКАЯ!"
Брови главного бухгалтера поднялись, лицо выразило полное недоумение.
Однако минуту спустя оно слегка прояснилось - неуверенно, но как бы по
некоторой догадке. "Контр-адмирал! - подумал Андрей Андреевич. - Кому же,
кроме него? Вот лихой мужик! "Золотоликая, а?" Это он, наверное, вместо своего
кармана да в мой опустил... Надо же! Даже неудобно..." С обычной своей
осторожной вежливостью он коснулся золотого шеврона соседа:
- Товарищ Зобов, ваше? Карманом ошиблись, а?
Адмирал, нехотя оторвав взгляд от штрафной площадки МВО, недовольно
покосился на то, что ему протягивали. Два тайма прошли вничью, и адмирал
сейчас болел еще более страстно, чем обычно: оставались считанные минуты до
свистка. В перерыве контр-адмирал даже выпросил у второго своего постоянного
соседа, Эдика Кишкина из 239-й школы, отличную милицейскую свистульку и теперь
нетерпеливо жевал ее конец крепкими зубами.
- Мое? Что мое? - пробормотал он. - Это? Ничуть не бывало! Э, дробь,
дробь! Дай-ка сюда...
Вдруг заинтересовавшись, он быстро снял пенсне и вгляделся поближе в
золотисто-коричневый плодик.
- Те-те-те, дорогой товарищ! А откуда оно у вас? Где вы его взяли? Да вы
же богач! Знаете, что это такое? Ей-богу, это ШАЛЬМУГРОВОЕ ЯБЛОКО!



Назад