81590038     

Успенский Владимир - Тайный Советник Вождя



history_worldВладимирУспенскийТайный советник вождя"Тайный советник вождя" – книга-сенсация. Это роман-исповедь человека (реального, а не выдуманного), который многие годы работал бок о бок с И. Сталиным, много видел, много знал и долго молчал.

И, наконец, с помощью В. Успенского, заговорил – о своем начальнике, его окружении, о стране. Честно рассказывает – без прикрас, но и без очернительства. В книге масса интереснейшей информации, имеющей огромную познавательную ценность.
ruСергейСоколовRenarrenar@beep.ruEditPad Pro, FTools, ClearTXT2003-04-2103795A93-0A59-4101-9A24-B45017EAA0901.0Владимир Успенский
ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК ВОЖДЯ
НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ АВТОРА
Книга эта серьезна, сложна, в чем-то даже противоречива на первый взгляд, поэтому читателю придется смириться с некоторыми авторскими пояснениями. Когда вышел в свет мой роман-эпопея "Неизвестные солдаты", самый уважаемый наш современный литератор Михаил Александрович Шолохов дал мне рекомендацию для вступления в Союз писателей СССР.

Потом мы обменивались письмами, телеграммами. Я отправил своему Учителю большое послание, в котором весьма нелестно отзывался о мемуарах генерала С. М. Штеменко "Генеральный штаб в годы войны", упрекал автора не столько в фактических огрехах, сколько в стремлении всеми силами скрыть ошибки, просчеты И. В. Сталина и свои собственные.

Ради этого генерал использовал малопочтенные способы: умалчивание, передержку, однобокий показ людей и событий. И говорилось в моем послании, что к каким бы ухищрениям ни прибегал Штеменко, а правда только одна, рано или поздно все тайное станет явным.
Резкое было письмо. А Михаил Александрович ответил мне так:
"Дорогой Успенский!
Правда-то одна, но ее нет ни в рецензируемой тобой книге, ни в самой рецензии... С одной стороны – желание обелить, с другой очернить.
Я вовсе не за "золотую" середочку, но холодная объективность нужна в обоих случаях. В одном только ты прав: книга Штеменко рассчитана на обывателя (в том числе и военного), и очень жаль, что автор висел над редакторами, а не наоборот!
Обнимаю. М. Шолохов.
21.4.69 г. Вешенская."
Вот тогда и созрело у меня решение с "холодной объективностью" разобраться в том, что связано с жизнью и деятельностью выдающегося человека нашей эпохи – Иосифа Виссарионовича Сталина. Ну и взялся за это.
Мне было трудно, очень трудно, особенно в то время, которое называем теперь периодом застоя, когда все, что было связано с именем Сталина, хранилось за семью печатями, когда сам писательский интерес к этой теме вызывал раздражение и подозрение властей предержащих. Работал я без всякой моральной и материальной поддержки, на свой страх и риск, ради дела отказывая себе во многом. Разыскивал, собирал почти исчезнувшие крупицы прошлого, сопоставлял их, обдумывал, пускался на всякие ухищрения, чтобы добыть необходимые материалы.
Помог случай. А может быть, и не случай, а закономерность. Давно известно: когда очень хочешь, когда неотвратимо хочешь и стремишься к чему-либо, тебе поможет даже враг.

И уж тем более помогут друзья, единомышленники.
Я искал нужные мне сведения, нужных людей, а в то же время кто-то искал и меня.
***
Все началось, как в заурядном детективе, – с телефонного звонка. Многие писатели в первой половине дня к телефону не подходят, не отрываются от стола – рабочее время. Но я был не особенно занят и снял трубку.
– Товарищ Успенский?
– Да.
– Меня зовут Николай Алексеевич
– Здравствуйте. – Говорил явно старик: с хрипотцой и придыханием.
– Здравствуйте.
– Мне очень нужно с вами увидеться



Назад